Краткие заметки о путешествии по южному берегу Крыма,
составленные Тахиром (прямой шрифт) и Дмитрием (курсив),
24 августа - 7 сентября 1996 года

Index


24.08.96 суббота.

Выехали из Москвы в 9-25. Погода пасмурная. Познакомились с Ильей (24 года, ФизТех), предварительно договорились встретиться в Форосе, “на запад от скалы Парус, под одиноко стоящим деревом”. Втроем сыграли в преферанс, я сначала выигрывал, а потом крупно сел на третьих распасах. В Димином купе едут 2 девушки - Алла и Таня. Поскольку проводницы в нашем вагоне не очень утруждали себя разжиганием титана, Дима бегал за кипятком днем и ночью даже в другой конец поезда, а за шоколадом (для них же) даже на привокзальную площадь в Орле. За анекдотами и пивом просидели до 0-30 (я) и 1-30 (Дима). Добавлено Димой: (1) Между прочим, Дима выиграл несколько десятков вистов, хотя вначале прочно сидел “в горе”; (2) за чаем бегал 2 р. в соседний вагон - очень пить хотелось. Начиная от Курска везде дождь. Предчувствия тяжелые. Я знаю, чей это “чёрный” глаз смотрит нам в след. Я взял больше продуктов для похода, а Дима - в дорогу, так что пока ели Димины запасы и то, что покупали на станциях.


25.08.96 воскресенье.

Ночью Дима периодически будил мужичка лет 60-ти с соседней верхней полки, мотивируя это тем, что тот храпит. С утра девушки пытались заставить Диму опять бежать за кипятком, но он героически отказался. Та, которая Алла, частенько вспоминает про 600 USD, заплаченных за 2 недели на двоих в Учкуевке (район Песчаного, севернее Севастополя). Я сначала не понимал ее напряжения, тем более что работает она в торговле. Но, когда мы остались одни, она неожиданно рассказала, что должен был ехать ее друг Юра, но денег своих у него сейчас нет - не работает, путевки (600 USD) купила она, а он ехать за ее счет вдруг отказался. Пришлось брать подругу Таню, которая едет бесплатно, а к тому же, кажется, хочет через неделю вернуться в Москву. Подробно это все излагаю лишь затем, что мне непонятно, почему все женщины так любят плакаться в мою жилетку. После Джанкоя появилось солнышко, но в Симферополе Илью встретили и подсели в наш вагон 2 девушки, рассказавшие, что в Симеизе 4 дня шторм и дождичек. В Севастополь приехали в 13-30, флаги на кораблях и лодках разные, в т.ч. и красные. Попытка взять обратные билеты из Феодосии не удалась - кассирша сказала: “Никогда не пробовала, но попытаюсь”. Фиг вам. Кассы, кстати, находятся за автобусной станцией, на другой стороне улицы, на втором этаже. А а/с - за ж/д Балаклавские тополя путями, если смотреть от вокзала. Я обменял немного денег, курс в предварительных кассах лучше, на вокзале. У а/с сели на 20-й троллейбус (могли и на 12-й) и доехали до 5-го км, оттуда на 9 автобусе - до Балаклавы. Конечная остановка автобуса рядом с бухтой. Поели в кафе пельменей и караимских пирожков, налили там же пресной воды и вышли на набережную. Бухта закрытая, “мешком”, с узким изогнутым выходом в море, кораблей и подлодок мало, флаги украинские. Маленький ужасный пляжик прямо с набережной. Слева от бухты на горе развалины крепости, вроде бы даже генуэзской, но впечатления она не произвела. У причала стоят ялики (лодки с мотором на 6-8 человек) местных “таксистов”. К нам подошел мужик и спросил, не поедем ли мы с ним до Инжира в доле, т.к. он с сыном и нас двое. Из разговора выяснилось, что по берегу только туда и можно дойти, а дальше стенка и ВЧ. Выход из бухты левее развалин крепости. Но и до Инжира дорога очень трудная, горки, время уже 16-00, а ялик стоит меньше $10. Короче уговорил он нас, поехали. На берегу бухты, ближе к выходу, памятник морякам-подводникам в Инжир виде рубки подлодки. В пути 20-30 минут, высадились на берег примерно на 100 м правее скалы “Жопа” (на самом деле там небольшая одиночная скала у берега, а правее ее еще 3 скалы, но все это очень небольшое и видно только вблизи, один из 3-х этих больших валунов, действительно, очень похож на задницу). Выбираться отсюда, говорят, надо перпендикулярно к берегу через гору и идти по трассе, т.к. через горы направо к мысу Айя не пройти - ВЧ. Берегом правее нас на 100 м последний достижимый посуху пляжик - дальше стена и те же военные. Хотя в стене есть т.н. “Затерянный мир” - место для стоянки, куда можно добраться только вплавь. До Айи можно и на ялике, но стоит $35. Местечко, где мы остановились - типично крымское: 3 м пляж с валунами и мелкой галькой, обрыв 10 м и склон поросший сосной до 400 м. Вечереет, но солнечно, в 16-30 мы уже купались. На наш вопрос попутчик (из Харькова) сразу успокоил, что их наш вид смущать не будет (кроме него и сына тут еще жена, да за камнем парочка лет 60-ти), так что пока солнце не скрылось за горой все купались в чем мать родила. Судя по загару, это для них нормально. Начало положено - ура! Раньше здесь были заросли инжира, сейчас растет сосна Станкевича и вообще, мы, оказывается, в заповеднике. На берегу егеря не трогают, наверху берут по гривне с человека в день. Сосна часто горит, стволы всех деревьев закопчены и пачкаются, но много сушняка. Мужик проговорился, что берегом от Балаклавы можно было дойти за 1-15 (налегке). Обещает показать источник. Бензина у нас не было, вечером ходили вверх на разведку и за дровами, но соседи сжалились и накормили нас овощным ужином с нашей колбасой. Завтра хотим идти к Батилиману.


“И пошли они солнцем палимые...” неизв.
“Поручик Галицин, а может, вернемся?” слова народные

“Эй, солдатик!” Я. Гашек “Бравый Солдат Швейк”

26.08.96 понедельник.

Ночью несколько раз Ночёвка в Инжире начинался дождь, один раз даже приличный, так что мы в темноте срочно разрезали двойной полиэтилен, доведя его размер до 4,6х3 м. Странно, что через полчаса после дождичка тучка уходила, появлялись звезды, а потом опять все с начала. Утром солнечно и тихо, на полиэтилене нашел креветку. Диму поднял в 8-00, высушили полиэтилен, искупались, поели яиц со “Спрайтом” и в 10-00 по жаре зачем-то двинулись вверх. С нами пошел сосед, довел до родника - это вверх по тропе и налево по дороге от “вертолетной площадки” (пустырь 5х5 м). Мне шлось очень трудно, Дима держался. Вода на роднике течет плохо, порой один человек наполняет свои ёмкости до 40 мин., а желающих много, так что нетерпеливые ходят в Резервное, к колодцам. После родника вверх по тропе шлось легче, но перед перевалом (точнее точки, от которой начинается спуск по грунтовке к Резервному), нас нагнала 60-ти летняя пара (налегке). С ними свернули от перевала направо по высоковольтке в гору к ВЧ (зачем?). Много терновника, это невысокий кустарник с Вдали Балаклава ягодами, похожими на голубику, но крупнее, спелый - сладкий, а недоспелый кисловат и вяжет, зато пить не хочется, мне понравился. Воды, правда, у нас было 6 л, так что заночевать могли где угодно. Погода испортилась, тучки скоро уже были под нами и взбирались на гору как дым от пожара. Из-под куста терновника выпрыгнул и убежал заяц, бахрома на ушах которого очень напоминала штрих-код. От пенсионеров оторвались и по линии вышли к ВЧ, которая загораживает проход к мысу Айя. Услышали мы ВЧ раньше, чем увидели - Расторгуев покрывал “Ё-комбатом” все окрестные горы. Немного прошли влево держась примерно в 10 м от части (примерно, т.к. забора нет). Нас заметили два повара, шедшие по дороге на территории части (было 13-30), переглянулись и пошли дальше. Но я был уверен, что мы идем как бы вдоль забора части (условного), а необходимо было выяснить, как идти к Айе и на Батилиман. И тут вижу - сидит рядовой спиной ко мне и читает. Дима меня останавливал, но я все-таки не удержался и негромко так: “Эй, солдатик”. Он голову поднял и замер, не оборачивается. Я так же тихо: “Не там, сзади”. Он очень медленно поворачивает голову и только после вопроса о Батилимане облегченно вздыхает и говорит: “Пойдем”, причем по интонациям ясно, что поведет он вовсе не туда, куда нужно нам. “Обед-то уже был?”, - спрашиваю я, надеясь хоть поесть в камере. Обеда не было, но дождаться его нам не дали, отцы-командиры приказали отвести нас на КПП к дежурному, проверить документы и выкинуть из части. Пока шли к КПП выяснилось, что мы оказались уже на территории очень секретного объекта (забор не могут поставить) да еще во время, когда туда приехал командующий. Солдатик, у которого я спросил дорогу, видимо, сильно струхнул, решив, что это нападение и начали с него, поэтому и старался не делать резких движений. В ответ сильно пугал нас, что, поскольку нет забора, ходит патруль, который, с учетом ситуации, мог сначала стрельнуть, а потом начать разбираться. Мог... В будущем не следует спускаться с горы по высоковольтке к части, а, завидев ее, резко брать влево на 200 м и спускаться уже за КПП. Документы у нас проверять никто не стал, наоборот обещали через полчаса подвезти до Тылового (это недалеко от Батилимана), но мы не дождались и пошли по тропе, про которую нам тоже рассказал сержант на воротах: по дороге около 100 м и от площадки, перед которой скамейка, направо по тропе. По ней через 40 мин вышли к Гончарному, чего совсем не хотели (хотели на Айю). По дороге объелись кизилом (Дима балдеет, а по мне терновник лучше). Село на трассе, рядом заправка, взяли 2 л А76. Сначала в ведро, а оттуда в ПЭТ-бутылку из-под “Спрайта”. Шланг я привез из Москвы. Дима не умеет держать ведро, так что полный рот бензина у меня был целых 2 раза. Всю вторую половину дня у меня отрыжка бензиновыми парами. Пока набирали бензин пошел дождь. Час ждали автобуса, не дождались и на попутке к 16-15 добрались до спуска к Батилиману (все местные говорят Бэтэльман). Распогодилось и вниз, с трассы, спускались по жаре, причем дорога огибает гору и уходит направо, к Айе, что удручало - завтра придется идти назад, но ниже, берегом. Встретили выезжающий задом Volvo, для него старая дорога оказалась слишком сложной. Спустились к развилке Батилиман - Айя, некоторое время спорили, но леность победила – пошли налево. Продрались через Батилиман и встали на краю поселкового пляжа под д/о “Таврида” - сил больше не было - в 17-30. Примус работает, сколько выдержат кроссовки неизвестно. Сварили вермишель с тушенкой, пили чай с печеньем. Плечи болят жутко, но искупался - полегчало. Дима натер спину в одном месте рюкзаком и даже купаться не стал. Рядом на пляже кафе, так что могли еду сами и не готовить. Над поселком треугольная гора с отвесной стенкой высотой около 500 м. Зачем брали ласты (2 кг) пока непонятно. Горят огоньки кафе, играет магнитофон, слышны девичьи крики, лает собака... Хочется спать, из-за гор опять ползут тучи, а вот и молния сверкнула...


“А дойдет ли эта кроссовка до Москвы?” Н. Гоголь

27.08.96 вторник.

Ночью прямо над нами ярко светилась какая-то звезда. Тучки из-за треугольной горы все время пытались ее закрыть, но неожиданно рассеивались. Почти не капало, но раза три за ночь Дима меня будил и на моё неизменное: “Что?”, - каждый раз отвечал: “Храпишь”. Встали в 7-00, погода ясная, но Диме не нравится поселковый пляж (слишком цивильно, все загорают в плавках, а он так не любит), так что стали собираться. На завтрак кофе, бутерброды с остатками колбасы и печенье. Собирается Дима медленно. Вышли в 9-02 по-над берегом. От “Тавриды” до “Ласпи” около 30 минут ходу, склон пологий, весь в деревьях, а под деревьями много палаток. До сих пор не видели ни одного примуса - все кроме нас жгут костры. Внизу приятные небольшие пляжи, а на последнем километре перед “Ласпи” (три белых корпуса видны издалека) начинается сплошной окультуренный, но грязный пляж, дорога верхом кончается и здесь лучше идти по пляжу. На входе в “Ласпи” кафе, набрали воды, прошли насквозь д/о и вышли на нижнюю дорогу (асфальт). Можно было идти еще немного ниже по тропам, но довольно часто встречаются крутые скалы и дома отдыха, так что пришлось бы скакать вверх-вниз. По левую руку от дороги - б/о “Дельфин” - тоже вода, потом п/т “Изумруд”, потом “Атлантика” (все рядом с дорогой). Где-то прошли сквозь пансионат, потом обходили верхом б. дачу Язова, потом сквозь д/о “Сарыч”, потом мимо ВЧ, забор которой разрисован “металлистами”, но из-за забора всё равно несётся “Ё-комбат”. Дальше лучше постепенно выбираться на верхнюю трассу, т.к. иначе после предупреждения о лесничестве (кордоне) на самом деле упираешься в ворота и двойной забор из колючей проволоки б. дачи Горбачева (теперь там украинский президент), откуда подняться наверх можно только немного возвратившись назад. Дача - это скорее комплекс построек и большой кусок склона и берега, по трассе пришлось идти 30-40 мин. до спуска к мысу Форос, ни один гад не остановился подвезти, а солнце палило вовсю (было около 12 часов). Спуск - не очень заметная тропа, выводящая опять к нижней асфальтированной дороге, что проходит примерно в 100 м от берега по пологому склону. По дороге пошли налево, выше пограничников, мимо фильтрационной станции (вода), через д/о “Форос” в поселок, куда и вошли в 12-40. Сразу за воротами - почта, телефон, сберкасса, дальше рынок, продовольственный и овощной магазины, а в последней по ходу 12-ти этажке - касса предварительной продажи билетов на поезд. Я позвонил сестре. В магазине взяли по бутылке молока и булке с изюмом. Пока ели (14-00) погода резко ухудшилась и даже прошел довольно сильный получасовой дождь. Взяли билеты на 6 сентября из Симферополя, для чего Дима поменял рубли. Когда вернулись к магазину, наткнулись на Илью с 2 девушками, но не теми, что встречали его, а другими: этих он привез из Симеиза, куда ездил к друзьям. Он уговорил нас взять 3-х литровую банку портвейна Таврида (с осадком, но очень хорошего, как он считал) и пойти на пляж. Какой пляж он не говорил, но постепенно оказалось, что идем строго назад почти до того места, где мы спустились на нижнюю дорогу, а там сворачиваем к берегу. С обеда погода радикально не улучшилась, пасмурно, накрапывает, пляжа как такового нет, мы сидим на камнях и пьем портвейн, закусывая его виноградом (покупали мы, Илья сказал, что отдаст половину денег). Ну и от этой жизни с тасканием рюкзака по жаре и без нормальной еды стало мне нехорошо. Наверх к Илье мы не пошли, заночевали на берегу чуть ближе к Форосу на первом же достаточном клочке пляжа. Дима обо мне заботился, сделал чаю и вермишель с тушенкой, доведя, правда, при этом примус и котелок до радикального черного цвета. Неправильно мы все делали: надо было загорать в Батилимане до дождя, а потом двигаться в Форос. Поесть надо было в общепите. И не бегать туда - обратно с рюкзаками за Ильей. Половину денег за портвейн он не отдал, сбежав с девчонками. Лапшу с тушенкой доем утром. Тем не менее сегодня первый раз ели фрукты и пили вино. Неудачно как-то. Сегодня открывали все новые и новые стороны своих сущностей. Тахир показал большие знания в архитектуре, биологии и других смежных науках. Очень долго обсуждал с девушкой Таней проблемы градостроительства в Московском и Нижегородском мегаполисе (кстати, обе подруги - Таня и Наташа, с которыми пришел Илья, были студентки-дипломницы - будущие архитекторы из Н. Новгорода). Широтой своих знаний, блеском интеллекта, живостью рассказа Т. их явно заинтересовал, но однако сегодня вечером им нужно быть в Симеизе, а завтра у них поезд в родной Н.Н. Другая сторона, я бы сказал the dark side of the ..., проявилась внезапно, но надолго, впрочем, это неинтересно. Я же из огромного многогранника своих проявлений отразил, так сказать, технологическую сторону: в практическом отсутствии беспомощного Тахира сумел разобраться с примусом и даже приготовить ужин всего лишь изрядно закоптив это устройство, что нехарактерно. Природа также проявила себя с пока еще непоказанной другой стороны - наконец-то установилась погода, соответствующая концу августа: начало ночи было очень теплым, светила луна (послезавтра полнолуние), я даже с удовольствием искупался.


28.08.96 среда.

Тахир проспал весь вечер, зато ночью на него напала неслыханная бодрость: часа в 2 он начал собирать рюкзак, что для такого часа несколько удивительно; весь остаток ночи беспрерывно куда-то выходил, но возвращался, все время что-то искал. Выходил я ночью только 2 раза: по малой, а потом большой нужде. В рюкзаке копался - искал туалетную бумагу. Все остальные разы я только привставал и боролся с шалашом из полиэтилена, который Дима соорудил пользуясь моей беспомощностью. Дождя ночью, естественно, не было, а все края, заботливо прижатые камнями, полностью перекрывали доступ кислорода. Душегубка. Я опять разбудил Диму в 7-00, но, учитывая мою слабость, его леность, а также некоторую вероятность прихода Ильи с долгом, мы загорали под славным солнышком, пока облака не закрыли все небо. На завтрак кофе и остатки вечерних макарон. Вообще, это наш всего третий сеанс солнечных ванн (до этого загорали вечерами в Инжире и Батилимане), причиной чему в равной степени послужили как плохая погода, так и некоторая неугомонность отдельных граждан (утренняя прогулка Батилиман - Форос по жаре с вечерним загоранием под мелким дождичком). Начали собираться в 10-30, я закончил в 10-35, Дима в 11-15. Интересно, можно ли здесь что-нибудь изменить?. К 12 часам дошли до Фороса, купили молока, булок, набрали воды в туалете у рынка и вышли к конечной автобуса (это надо подняться от рынка по лесенке и по дороге налево Симеиз вниз к запертым фигурным воротам бокового входа д/о “Форос”, которые мы периодически имели возможность наблюдать с другой стороны, совершая странные вояжи с рюкзаками за спиной). Около полудня выглянуло солнце. В 13-30 автобус 28 до Ялты с заходом в Симеиз. Приехали в Симеиз около 14 часов, пообедали в кафе над рынком, купили фруктов и картошки и пошли как бы в обратном направлении по нижней дороге за гору Кошка. Дорога ведет к большой спутниковой антенне, но мы так далеко заходить не стали, а приткнулись за б/о “Автобусник”, где, в принципе, все и стоят - других хороших мест на берегу поблизости нет. Вообще, Мы с ним похожи :) все приличные стоянки находятся, почему-то, к западу от поселков. В результате приходится, дойдя до поселка и купив продукты на вечер, возвращаться назад, чтобы завтра пройти через поселок еще раз. Гораздо логичнее было бы идти с востока на запад - это все Семён нам спутал. Тут, как всегда, небо затянуло облаками, ветер такой, что срывает палатки, на море штормит. Вновь долго устанавливали полиэтилен на стойки по схеме Тоблера: если это примета, то дождя не будет. Вечером легко съели на двоих килограмм картофеля и банку (400 г) тушенки. Пили портвейн белый Сурож. Под полиэтиленом я лег спать головой к выходу, чтобы легче дышалось (и думалось?). Надо добавить, что остановились мы в русле какого-то ручья на самом лучшем, как нам сказали, “козырном” месте.


29.8.96 четверг.

Ночь прошла на редкость Ночёвка за Симеизом спокойно и тихо: ветер, устав бороться с неприступной твердыней моего устройства, как-то сник и затих; видя это и облачка с тучками трусливо разбежались, обнажив нашему взору вполне голубое (?) небо с россыпью звезд и полной луной; одно лишь море, сердитое на трусливое поведение других стихий, всю ночь было неспокойным, гоня свои тяжеленные волны и “бросая их с размаху в дикой злобе на утесы”. Тахир долго мне втолковывал, что я сплю как бы вниз головой, но эту ночь я спал на редкость спокойно и сладко, отчего даже к 7-00 полностью выспался. Шедевр конструкторской мысли Тоблера устоял благодаря отсутствию ветра ночью и дополнительным растяжкам, установленным мною. С утра только успели выпить кофе с бутербродами - около 9 часов пришел милиционер и оштрафовал нас (как и еще десятка два человек, что стояли поблизости) за отсутствие временной регистрации в Крыму примерно на $6. А стоит она в 15 раз меньше штрафа. Надо получить. Допили портвейн. Загорали с 9-30 до 12-00 (это я, а Диме пришлось начать собираться немного раньше). В 12-40 пришли в квартирное бюро в Симеизе (в глубине территории рынка), где женщина, оказавшаяся налоговым инспектором, очень удивлялась, что милиционер взял с нас деньги наличными. Она же объяснила, что регистрация возможна только при наличии адреса временного проживания и хозяйки, с которой еще возьмут налоги за нас в соответствии со сроком предполагаемого проживания. Ждать пока вернется с обеда заведующая квартирным бюро мы не стали и коммерческим автобусом в 13-15 убыли в Ялту. В автобусе мужчина вез 4-х щенков бультерьера (это которые на свинью похожи). Довольно забавные, но, оказывается, их мать из каждого помета съедает 1-2 щенков, оставляя 3-4. Он называет это спартанским воспитанием. Не знаю, не знаю. В Ялте подсели на троллейбус 14-03 до Алушты. На остановке троллейбуса в районе Гурзуфа из окна увидел подростка, который незаметно передал небольшую пачку денег гнусного вида мужичку. Карманник, подумалось мне. Троллейбус уже отходил от остановки, когда я разглядел полную тетку с мужем и ребенком, которая лихорадочно рылась в сумке. Люди, будьте бдительны! В Алушту прибыли в начале четвертого. Слышится “Yesterday” - цивилизация-ё. Обед, закупки, обмен денег, письма, звонки, шествие в конец набережной - и вот, в 17-30 мы купаемся в на редкость грязном море на нудистском пляже. Выпили бутылку муската “Массандра” белый (новодел, выпускают с 1940 года, кажется, но более или менее), “загорали” до 19-30 и ушли на склон ночевать предпоследними. Говорят, лесник может придти около 10 часов утра. Не дождется он нас. Дима приготовил салат. Очень много комаров, что не характерно. Небо опять затянуло тучками, но море относительно спокойно. К 21-00 уже темнеет. Встали мы примерно в том же месте, где стояли в 93 г. с питерцами. В этом году народу там еще меньше, можно даже сказать, что и нет совсем, одна-две палатки на участок склона 50 м между двумя оврагами, хотя площадок там на несколько десятков. Местные говорят, что лесники ходят каждый день до обеда и собирают с каждого, причем особо “бедные” уговаривают их день-другой подождать. Вообще, Алушта производит впечатление цивильного места отдыха, лишь изредка встретишь там и на ближайшем берегу кого-нибудь с рюкзаком. Мы были редким исключением. Недалеко от троллейбусной станции вверх по ул. Горького - новый магазин “Крымские вина”. Выбор приличный, цены разумные, ниже московских, особенно на шампанское.


30.08.96 пятница.

По общему мнению, самая плохая ночь. Мне докучали комары, так что я обматывал голову полотенцем, а они норовили влезть в щелочку для носа (ночью я, кстати, уберегся, а утром отошел за куст и успели искусать), а кроме того было очень душно и жарко - в духоте с головой залезть в спальник удовольствие ниже среднего. Диму раздражали цикады. Утром даже немного покапало, но к 8-00 (мы уже выпили чай-кофе) небо было чистое. Это был первый полностью солнечный и жаркий день. Загорали не пляже с 8-00 до 12-30 (пришли первыми), Дима малость подгорел. На Украине есть забавная традиция вывозить школьников целыми классами на 2-3 дня к морю, так учительница не нашла ничего лучше, как расположить эту ораву (класс 9-й примерно) тоже подальше от центра, т.е. прямо здесь. Девочки купались (одетые, конечно), а большинство мальчиков так и просидели весь день на корточках у стеночки, лихорадочно вертя головой. Потом через “трубу” вышли в город, регистрацию не нашли, поели в диетической столовой возле рынка, закупили фруктов и закуски и в 16-00 на автобусе выехали в Генеральское. Старенький автобус в гору еле тащился, половина пассажиров - Генеральские тётки, Очень холодно возвращающиеся с рынка, остальные - студенты и преподаватели, едущие в лагерь МЭИ. В 17-17 прибыли в Генеральское и сразу двинулись по дороге в гору, через 20 минут были на водопаде. Примерно на середине подъема площадка для экскурсионных автобусов и место сбора денег, однако ввиду позднего времени лесники отсутствовали. Немного выше Джур-джура около часа купались (температура воды градусов 7), фотографировались и пили захваченное из Алушты Мускатное игристое. Ночевать внизу было бы холодно, поэтому поднялись на левый берег, где на пару десятков удобных площадок приходилось четыре палатки. Вечером мне после плотного обеда есть не хотелось, но по требованию Димы был приготовлен бульон, на второе - хлеб с копчеными сосисками.


31.08.96 суббота.

Ночь холодная, я накрылся Джур-Джур осенью большим полиэтиленом, а Дима натянул носки. Утром выяснилось, что один носок он надел мой и высушил его на себе (накануне я шагнул в водопад обутый). С 5-00 шумели соседские ребята из Днепропетровска и, как оказалось, не зря - утренний автобус заходит в Генеральское в 7-20. За завтраком Дима сломал зуб копченой сосиской (хорошо, что покупал их он сам). Переживает сильно, считает, что в Анталии этого не случилось бы. Вышли к автобусной остановке в 9-00. Следующий автобус, как нам сказали, в 17-00 (наш вчерашний). Пошли пешком 9 км. Ни одна попутка нас с собой не взяла. Дима страдал от жары, от вчерашнего загорания в Алуште, сломанного зуба и натирающего спину охотничьего рюкзачка. Примерно в 11-00 добрались до Солнечногорского, в 11-30 пришел автобус Алушта - Рыбачье и через 20 минут мы были в Рыбачьем. Но там, что интересно, он развернулся и ушел в Генеральское, чтобы через 30 минут вернуться в Рыбачье. Маршрут бешеной собаки. Лента Мёбиуса. Душу греют (или охлаждают) только 5 л воды с водопада, которую мы тащим на себе. В Рыбачьем долго надеялись на попутку, потом торговались и наконец за 20 USD и немного рублей доехали до а/с Судака. Надо было до Уютного (село в 1 км от Судака в направлении Нового Света), там трасса и все время идут машины, можно подъехать до Нового Света на автобусе или попутке. А так, ввиду отсутствия рейсового автобуса (ходит, по слухам, 3 раза в день), пришлось на частнике. Так как день выходной, в пансионате нас направили к ключнице главного корпуса. Время 14-00, мы думали успеть на обед, но она решила нам помочь и оформила с вечера, без питания, но сразу выдав ключ от 209 номера 12-ти этажного корпуса. Сэкономили мы на этом всего ничего, но остались без обеда и ужина, а, кроме того, она содрала с нас рублей чтобы поделиться с кем-то, кто якобы видел как мы поселились не вечером, а днём. За эти деньги можно в частном секторе сутки на двоих с удобствами оплатить, но ладно. Да еще обещала угостить чебуреками и чак-чаком. Татарка, за 50, страшная, 2 ряда золотых зубов, очки минус 12 и видно, что это вовсе не национальные чувства. Смотри Дима, будешь плохо себя вести, - пойдешь есть чак-чак! Пообедали в “Парадизе”, купили у бабки полусухого шампанского (в Капчик магазине нет) и пошли на Царский пляж. Вход в заповедник, оказывается, платный (в прошлом году этого ещё не было), на мои попытки уточнить, все ли проходы контролируются, собирающий деньги черненький мужик уверяет, что все. Диме Царский не понравился - все загорают одетые. Несколько однобокий подход. На обратном пути мы решили возвращаться не оврагом, а полезли через гору. За нами потянулась девчушка в купальнике и босиком. Зовут Марина, из Орши (Белоруссия), Рак, 23 года (бык), “примороженная”, но Диме вроде нравится и ладно, хотя можно бы его и предупредить – раки они со странностями. Вечером поужинали в центральной забегаловке на пляже. Пара шашлыков (Марина есть отказалась), бутылка Бастардо и пачка Данхила (для дамы) - $35. Затем купались: мы с Димой как принято, а Марина, не готовая к такому повороту событий, в нижнем белье. Потом она одела все остальное поверх мокрого белья и уже минут через 10 сильно захотела в свой сарайчик, чем вечер и закончился. На завтра договорились с Мариной лезть на Сокол. Про цену ужина я бы сказал даже круто, глядя на составляющие. Вообще, в этот день Тахир, как бы чувствуя приближение обмена денег (карбованцев на гривну), сорил первыми с особым подъемом. За этот день мы потратили больше, чем за все предыдущие вместе взятые. На сегодня у нас осталось всего на 2 бутылки шампанского украинских денег (или уже не денег). Итак, мы в “Новом свете”. Под окнами BMW, VW и прочие БавАЗы. Комната 4х5, потолки 3 м, небольшой коридорчик, холл, слева от входа совместный с/у: душ, унитаз, раковина, зеркало. В нашем номере воду ключница пообещала круглосуточно, что нехарактерно для остальных номеров, где вода бывает по несколько часов утром и вечером. Встроенный шкаф Тахир сразу занял рюкзаком, так что свой рюкзак мне пришлось оставить в комнате, придав ей тем самым вид бивуака. В комнате две состыкованные кровати типа софы, рядом тумбочки, над кроватями светильники без лампочек, зато в люстре о 4-х рожках их целых 3. Еще есть холодильник ”Смоленск”, который в силу роста в 120 см служит еще и столом. Во всю дальнюю от входа стену окно и лоджия 1,5х4 м с видом на гору Сокол. В лоджии 2 стула. Под нами вход в корпус. В комнате местами обои отходят от стенки. Между кроватями зазор 10 см, так что не подумайте. Кровати хорошие, импортные, с отличными матрасами. Есть 2 радио - обычное и для экстренных сообщений (наследие завода “Знамя революции”). Двигатель холодильника, наверно, от танка, на ночь надо выключить. Самое крутое в номере - сиденье унитаза из ДСП. Покрашено в желтый цвет, но все равно колется нещадно, да и в смысле санитарии непонятно.


1.9.96 воскресение.

Ночка была На Соколе не очень по той самой причине, что наша лоджия находится прямо над входом в корпус. То машины какие-то ездят, то в 5 утра пришли люди: “Откройте, мы спать хотим”, а сами магнитофон на полную врубают. В прошлом году в домике жить было спокойнее. Хотя, может, это просто на новом месте так. До завтрака искупались на поселковом пляже. С утра облачка, так что задуманный вчера подъем на Сокол очень вовремя. Всю дорогу Марина с Димой обсуждали театр, кино, поэзию и пр., и пр. Сведения об искусстве у нее обрывочны, а выразить ей их еще труднее: “Клёво, блеск”. Что ей нужно мне не ясно. Из-за Марины мы поднимались на гору час вместо 40 минут. А еще говорит, что КМС по велоспорту. Не верю. Работает типа старшим продавцом в продмаге (после техникума). Пока лезли, вышло солнце и стало изрядно жарить. Наверху допили оставшиеся от вчера полбутылки шампанского, фотографировались, а затем по противоположной стороне горы спустились в бухты и купались. Мы так, Марина в купальнике, что странно, т.к. кругом одетых людей просто было не найти. Вода чистейшая, пляж отличный, дно интересное, вход бесплатный. У художников видели второй примус на побережье (первый у нас), правда, сломанный. После обеда поспали в номере и в 16-00 двинули туда же. У меня в гайморовых пазухах что-то не то: или вода, или не продуваются. И левое ухо заложило. Может все это от Диминой протекающей маски? Марина была опять в купальнике, но другом, полупрозрачном. В дальнейшие планы её посвящать не стали. Да и зачем она Диме? К тому же толстовата. Мы скоро тоже поправимся, вот, например, сегодняшний ужин в пансионате: 1)мясо шпик с огурцом; 2) овощное рагу; 3) жареная курица с рисом (окорочок); 4) вафли, чай, кофе. Купили яблок и арбуз. Неудивительно, что Диму все время тянет в сон. А вот как Марина (она живет в частном секторе) собирается протянуть до 18-го на $20 непонятно.


2.9.96 понедельник.

То ли в ужин я съел что то Генуэзская Крепость не то, то ли перегрелся. Скорее второе, потому как мы с Димой синхронно дрожали на манер осиновых листов, а у меня ещё и живот прихватило. Но к утру оклемались, погода пасмурная, решили ехать в Судак за билетами на автобус до Симфи. Отстояли очередь за билетами (Диме пришлось, пока я стоял, сбегать на рынок поменять денег), доехали на маршрутке до Уютного и осчастливили там своим присутствием генуэзскую крепость XIV века, реставрация которой была начата когда-то давно, но на моей памяти (после 1986 г.) практически не продолжалась. Вся территория крепости заросла ярко зеленой травой, так что создается впечатление о слабой экскурсионной активности. Когда вернулись в пансионат, тетки из бухгалтерии наконец разродились решением, чем надо платить за номер ($25 в сутки с человека), где мы живем уже три дня “под паспорт”. Гривнами, говорят, обменный пункт (доллары - гривна) на первом этаже. Сегодня первый день введения гривны по курсу 1:100000 к карбованцу. Но! По карбованцам курс 1: 180000 USD/купон, а по гривне 1:1,7. Башня Потери около 5%, да и по Положению карбованцы должны принимать да 16 сентября. Я пошел к начальству и сэкономил на бутылку шампанского. Осталось наменять купонов. На почте обменный пункт закрыт, деньги меняли на рынке возле магазина у бабки, которая обещала это ещё вчера. Первые $50 сразу, вторые почти сразу, 3-и в течение 10 минут, а 4-е в течение часа. Она десять раз обегала рынок дозанимая денег, звала азербайджанца, для которого она и торгует фруктами, и в конце концов набрала. То есть рынок то он имеется, но уж очень мелкий. Пока пили пиво в ожидании денег появилась Марина с мягкой претензией на наше поспешное исчезновение вчера, но я отговорился нездоровьем. Когда мы собрались уходить Марина начала бросать вопросительные взгляды, но я был строг: “Счастливо тебе, Марина”, - и ушли. В магазине купили бутылку Мадеры крымской, Тоблеру не нравится, а по мне вполне. Вечером на дискотеке скачут только дети лет пяти, на набережной из развлечений - пиво и мороженое.


3.9.96 вторник.

Погода дрянь, дождик мелкий и частый. До завтрака, как обычно, выбрались на В бухтах пляж, но купаться не стали. После завтрака ходили на почту (народу много, звонить не стали), рынок, купили пива и рыбы. Дима считает, что копченая не подходит к пиву - нужна вяленая или соленая, а по мне ничего, особенно на свежем воздухе (лоджии), потом играли в карты. К обеду распогодилось, в 15-00 вышли в бухты. Уши прочистились и я первый раз с удовольствием долго, далеко и глубоко нырял. Достал пару рапанов, Дима тоже нашёл одного. Потом я хотел сфотографироваться, но сидевшая неподалеку разговорчивая, толстая и голая девица (в паре со второй в стиле “Освенцим”, явно в чужом купальнике) предложила снять нас с Димой сразу двоих, это сэкономит нам кадр. А потом попросила этот кадр истратить на них, “фотографии пришлете по почте или позвоните” (они из Москвы). Очень приставучая, пришлось щелкнуть. Звала в гости в Уютное в домик пастора. Нам в другую сторону. Вечером набережная, поменял рубли.


4.9.96 среда.

С утра заплатили денег черненькому и пошли тропой Голицына через грот Шаляпина в надежде расширить Димин кругозор. Но теперь у Димы прихватило живот и, вместо Там подводный грот! созерцания грота, он его немедленно загадил. Потом через Капчик и сквозной грот на камни, где мы так любили загорать в прошлом году с архитекторшами. Там я на глубине около метра обнаружил подводный грот, но далеко не поплыл - без фонаря через 2 м темно и страшно. Загорать на камнях интересно, но не очень удобно, т.к. лежать приходится не по солнцу, а по наклону, так что местами пригораешь, а местами солнце не попадает. На обратном пути шли ниже винзавода и обнаружили, что там денег не берут. Раньше надо было головой крутить, тогда и денег платить не пришлось бы. Когда дремали после обеда, в номер ввалился приехавший из Москвы Семён (главный организатор похода) и начал уговаривать меня остаться ещё на недельку. Его задержка ровно на 10 дней, на мой взгляд, связана не с новым составом Кабинета министров, а с друзьями, которые приезжают 16-го. Но я уже наотдыхался, хочется в Москву к работе и подругам. После обеда выяснилось, что в магазин завезли шампанское, купили. Собрались и пошли в бухты, но, пока шли, на небо вылезли облака и заштормило море. Невзирая отсутствие солнца и прохладный ветер выпили бутылку муската “Южнобережный”, купленного после некоторого нажима Семёном (периодически подчеркивал, что зарабатывает очень хорошо, на отдыхе деньги считать не будет, но на мускат “Красного камня” по московским ценам не сломался), играли в преферанс, купались. После нашего с Димой ужина вышли на набережную, где для Семёна был выбран бар “Блюз”. По его отзывам шашлык “Дружба”: пожевал сам, дай другим пожевать, да и ждать пришлось 40 минут. Вино Талисман тоже не очень. Так и не решив, какие у него дальнейшие планы, да заодно надеясь сэкономить 10 USD, Семён остался ночевать у нас на балконе.


“Кафе Обломов” (Проницательному читателю посвящается...)

5.9.96 четверг.

Ночью меня разбудил Дима в момент, когда мы с Семёном захрапели одновременно. После этого и я до утра практически не спал, так как Семён храпел на балконе страшно громко и из любого положения. Дима будил его несколько раз, но результат не превышал 3-х минут. Мы серьёзно опасались, что храп с балкона разбудит весь корпус, люди начнут жаловаться и всплывет не прописанный Семён. Около 6 утра Дима качал пальчиком у меня перед носом и говорил: ”Следующую ночь этот (твой) товарищ будет ночевать в другом месте”. Мол, “не за то я деньги платил”. Утром пошли на Царский, но из-за Семёна задержались, так что когда пришли успели выпить только по стакану красного портвейна (ставил Семён) - начался дождь. Прятались под кустами, потом под большим камнем. Там я снял 3-х тёток, вечером на набережной будут ждать. Выходили из заповедника левее объекта с антеннами и тоже не встретили чёрненьких. После обеда дождь, Семён наконец устроился с ночи и на 5 полных дней (до 10-го включительно) в 415 номере, а мы с Димой пошли звонить на почту. Там встретили Марину, которая, не смотря на моё последнее напутствие, обрадовалась нам как родным. Напросилась на вечер, попросив за ней зайти. Я как раз звонил, когда она объясняла Диме где живет. Хорошо, что поселок маленький, да и она вышла в туалет на улицу (самое дешевое жильё подразумевает пользование общественным выгребным туалетом) и мы просто с ней столкнулись, а то бы точно не нашли. На пляже вчетвером распили бутылку шампанского, закусили, после чего купались. Марина на этот раз была в темном нижнем белье, но, искупавшись, слегка отвернулась и таки сняла его и рассовала по карманам. Тем не менее, вскоре она захотела вернуться в свой сарайчик, хотя было ещё только 22-30. Мы не возражали и так же втроём проводили Марину те 100 м, что отделяли набережную от сарая. Тут она, почему-то стала расспрашивать о наших дальнейших планах на вечер. Мы честно сказали, что ещё погуляем, а Семён с Димой даже стали звать её с нами. Я молчал, но Марину, почему-то волновало, чтобы именно я пригласил её ещё погулять. “Мне трудно влиять на твои решения, - уклончиво сказал я, - но то, что мы с ребятами еще погуляем, это точно”. Приняв это за приглашение, она побежала переодеваться, а мы остались обсудить ситуацию. На коротком совещании было решено, что симпатии девушка высказала однозначно и отдуваться за всех придется мне. Ходить втроём за Мариной в такой ситуации было бы глупо, и Семён с Димой должны были сразу затеряться в толпе. Выпорхнув из сарая, Марина схватила меня под руку и мы пошли гулять, но бойцы посчитали достаточным отойти на 3 метра и двигаться в кильватере. Только через 15 минут ценой неимоверных усилий нам удалось оторваться и направиться в корпус “пить кофе”. По дороге Марина объясняла, что с первого дня положила глаз именно на меня. Первая её фраза в номере была: “Я думаю, Дима придет через час”. Вместо кофе, правда, я достал бутылку шампанского, налил по стакану, мы вышли на балкон, отпили понемногу и … увидели направляющихся в корпус Семена и Диму (прошло 10 минут). Оставалась ещё слабая надежда, что они идут в 415 номер, но через минуту дверь открылась и пришедшие дружно накинулись на шампанское. В последующих разборках выяснилось, что Дима 1) замерз; 2) боялся, что корпус запрут в 23-00; 3) не понимал, почему он заплатил за место в 215 номере, а воспользоваться им не может. Ещё через 10 минут я пошел проводить Марину, по дороге мы зашли на пляж, я купаться не стал, а она купалась уже без белья (может, и 31.08 надо было вечером идти купаться без Димы?). Я проводил Марину до её фанерного сарайчика, разделенного на отсеки картонными перегородками и поплелся спать. Все к лучшему, но Дима был не прав.


“Всю ночь перелистывал ветер ушедшее лето”

6.9.96 пятница.

Встали в 7-00, выпили кофе, собрались и в 8-30 вышли. Перед этим зашел коротко попрощаться Семён. С утра пасмурно, около 9 часов начался дождь, который уже не кончался, а просто шел с небольшими перерывами. На ремонтной машине за гривну доехали до Судака, я купил новую бутылку шампанского и в 10 часов мы были на а/с. Автобус пошёл с получасовым опозданием в 11-55 и оказался ПАЗ, так что некоторые экспансивные пассажиры даже ходили в кассу получить назад разницу между жестким и мягким. Тем не менее, в начале третьего мы уже были в Симфи. Пообедали в грязной столовой, что в 100 м по правой перпендикулярной от вокзала улице и оказалось, что до поезда 40 минут. На оставшиеся купоны “Спрайт” и хот-дог. Бельё серое, я достал спальник. В Мелитополе Дима сомневался, но я всё же купил пару жареных окорочков, коими мы и поужинали. С нами в отсеке женщина лет 30-ти с девочкой 7 лет из Александрова, замужняя, грустная, отдыхала в Песчаном.


“... В Москву, в Москву!” А.П. Чехов “Три сестры”


7.9.96 суббота.

Встал я около 8 утра. Примерно в 9 часов, когда проснулся Дима и разогрелся Загар увезу домой.. титан, выяснилось, что копченые сосиски (те, из Алушты) и колбаса от последнего ужина в пансионате одинаково неприятно попахивают. Соседка угостила нас парой яиц, так что с чайком и печеньем завтрак получился неплохой. Дима решил экономить, поэтому, когда в районе Скуратова я хотел купить что-нибудь на обед, Дима просто наотрез отказался участвовать в этой затее, мотивировав ситуацию нездоровым желудком. Я купил пирожок и съел. Как только отъехали от станции, соседка предложила нам разрезанный пополам хороших размеров окорочок. Я вежливо отказался, Дима съел всё. На халяву и хлорка - творог. 18-40, Москва. Соседке помог донести сумку до Комсомольской кольцевой, в 19-30 уже ел дома первый беляш.


PS Марина на следующий день нашла Семёна на поселковом пляже, вместе они жили долго и счастливо: неделю в Новом Свете, а потом ещё одну - в Коктебеле.

Тахир при участии Димы
Используются технологии uCoz